Нас не научили сочувствовать | Korysno.PRO

Нас не научили сочувствовать

Нас не научили сочувствовать

«Что надо сказать?» – спрашивает мать у маленького ребенка, которому протягивают подарок. Мальчик, испытывая детское стеснение, выдавливает робкое «спасибо». «Помаши тете ручкой, скажи «пока», – учит мать, как вести себя на прощание. Нам с рождения рассказывали, что делать в ежедневных ситуациях. Здороваться с соседями, говорить «Христос Воскрес!» на Пасху, поздравлять с наступающим с середины декабря и с прошедшими – вплоть до первого февраля, кричать «Горько!» на свадьбе. Но никто не учил, что говорить в других случаях – когда у близкого или даже малознакомого человека горе.

С детства запомнилось сухое «соболезную», театральное «соболезную вашей утрате», – если сочувствие о смерти воплотить в словах. Если же речь о действиях – то все в деньгах. Я живу в доме, в котором много лет знаю всех местных. При каждом стуке в дверь замирает сердце – соседи заходят только, чтобы собрать на очередные похороны. Ищу наличные, даю купюру – ее могут посчитать слишком крупной и дать сдачу. Все это кажется фарсом, но такова система, паттерн поведения – отточенные правила соболезнования.

Перевод денег – понятная и логичная схеме сочувствия и в социальных сетях. Карточка «Приватбанка» – инструмент помощи при болезнях, утратах и прочем горе. Фейсбук – ведь по сути тот же многоэтажный дом, в котором мы живем вместе «и в горе, и в радости». «Волшебная» сила социальной сети – в возможности помочь, не отрываясь от ноутбука, выразить свои чувства тут же. Порой мы идем дальше и посещаем или даже устраиваем благотворительные лекции, концерты, выставки, аукционы. Для сбора денег, объединения одной идеей. Помогаем тем, кто в беде, и помогаем себе – выразить эмоции, сопричастность и реальное сочувствие.

Бывает, захожу на страницы людей, которых уже нет с нами. Ленты некрологов, воспоминаний, общих фотографий, тысячи слов боли остались в сети. В эпоху популярности ЖЖ существовал список «мертвых журналов», где почти ежедневно обновлялись комментарии, иногда и записи (если кто-то из близких знал пароль).

Читайте: 18 жизненных фильмов, основанных на реальных событиях

Прозвучит странно, но это кажется правильным. Интернет сохраняет странную связь с ушедшими. Человека нет, а его профайл остался. Мы нашли способ говорить с мертвыми, но все еще теряемся в общении с живыми, которые остались со своей бедой. И утрата близкого человека – не единственный, но самый точный пример.

Смерть любимого питомца, потеря ребенка, зависимость близкого, потеря работы, физическое или моральное насилие, травля в коллективе, измена, развод, слишком сложные отношения, отсутствие смысла во всем – все эти вещи сложно поставить в один ряд, потому что они несоизмеримы, но по-своему болезненны, убивающие. Нет градации горя, для каждого оно свое.

У нас не подготовлены шпаргалки, что говорить в подобных ситуациях, как посочувствовать, проявить свое неравнодушие. Вездесущий интернет выудил слово, которое одинаково применимо в любых ситуациях – от плохого дня до ограбления квартиры. «Обнимаю», – появляется в комментариях, сообщениях, чатах. Мы вывели новый шаблон – ритуал виртуального сочувствия. Кто-то искренний, кто-то обязательный, кто-то поддается стадному инстинкту, но все «обнимают».

Я – не исключение, но часто чувствую, что этого недостаточно. Работая со словами, я не могу найти их в самый нужный момент. Написать: «Тебе помочь?» – в большинстве случаев ответ: «Нет, спасибо». Я и сама так отвечу, потому что даже не представляю, чем меня поддержать в момент отчаяния. Хотя помогло бы, если бы кто-то помыл посуду, сделал за меня любую необходимую мелочь.

Размышляя над сочувствием, стала обращать внимание на чужое поведение. Фразы «все будет хорошо», «не грусти», «держись» и «всем сложно» идут сразу после ритуального «обнимаю», скатываются под кнопкой «Прочесть другие комментарии».  Но после фразы «не грусти» никто еще не бежал прыгать по лужайке под радугой, а мифическое «все будет хорошо» возможно и не наступит. Сложно, правда, всем, но у кого-то «ретроградный меркурий», а у другого умер друг.

Что говорить во всех этих случаях, нас так и не научили – хоть в онлайне, хоть в реальности. Рассказать о своих проблемах, развлечь ничего не значащей беседой? Поведать о своих победах – звучит как издевка, посоветовать что-то – стопроцентный промах почти во всех ситуациях.

Одна моя подруга однажды резко высказалась о непрошеных советах и была права – никто не в праве решать, как жить другому. Пусть даже на словах. Другая не может забыть ситуацию, когда ей нужны были те самые «обнимаю», «держись», «он дурак», а получила град «сама виновата» даже от друзей.

Читайте: 5 неожиданных признаков того, что перед вами психопат

«Сталкиваясь с чужим горем, мы так или иначе неосознанно примеряем его на себя. От такого стресса включаются различного рода психологические защиты, направленные на утешение (сделать горе «тише»). Мы стремимся его обесценить, говоря горюющему, но на самом деле самому себе: «Это еще ничего, вот было…». Иррационально ищем позитив: «Хорошо, что так, а могло бы быть…», мистифицируем: «У меня было предчувствие» — и утешаемся будущим: «Все наладится», даем нелепые советы вроде «держись» и присоединяемся, говоря «я знаю, каково тебе сейчас» и пр. Все это продиктовано нашим страхом и стремлением подготовиться к собственному горю или почувствовать, что мы имеем над ним контроль, – говорит психолог Анастасия Лобазова. – Для горюющего же все это чаще становится не актуальным, и единственное, что действительно может ему помочь, – это разделение горя. От самого малого – физической помощи, материальной, информационной и т.д., до более сложного – психологической, что предполагает взять часть горя на себя. Высказывая слова поддержки, нужно прежде всего понять, что мы хотим донести до горюющего – нашу защиту или информацию о том, что мы хотим помочь? Если мы готовы разделить участь горюющего, то можно сказать прямо: «Чем я могу тебе помочь?», или любым другим способом дать понять, что вы рядом и готовы взять на себя часть материальных расходов, физической работы, узнать какую-то информацию, способствовать встрече с нужными людьми и т.д. Психологическая же помощь больше заключается в возможности слушать, и зачастую тогда, когда слушать тяжело и неприятно. Потому в случае, когда мы не готовы разделять чужое горе, достаточно сказать «соболезную», так мы не заденем горюющего и в то же время сохраним свои границы».

Может, лучше просто прийти и помыть посуду? Или выдать четкий алгоритм действий в конкретной ситуации: если просят, помочь организовать похороны, найти хорошего врача, предложить скидку в аптеку или ветеринарную клинику, привезти бинты.

Может, поддаться порыву, вспомнить, что друг любит, и подарить новую книгу любимого писателя, билет на концерт, наушники. Пусть не до этого сейчас, но легкий знак внимания может внезапно согреть.

Я пишу «обнимаю» и «держись», потому что не знаю, что сказать, но виртуальный этикет подставляет решения. Сдерживаю порыв давать советы, но каждый раз мне кажется, что этого всего недостаточно. «Я чувствую твою боль», – как-то глупо и пафосно звучит. Да и возможно ли чувствовать чужую? Только ловить ее отголоски и учиться находить слова.

Читайте: Эмоции стройности: ДРУГИЕ методы похудения

©

Супертоп: