Жизнь

Вернулась живой с любви: развод и «афганский синдром»

После каждой войны у психиатров прибавляется работы – солдаты, пережившие ужас окопов, не могут избавиться от него и влиться в мирную жизнь. Иногда шок от пережитого так огромен, что даже самая крепкая психика не может справиться с ним. У посттравматического стрессового расстройства много обиходных названий – «афганский синдром», «вьетнамский синдром», «чеченский синдром».

Хотя ПТСР бывает и у тех, кто пороху не нюхал. Ведь, в сущности, неважно, какого рода был пережитый кошмар – любое страшное событие может стать психологической ловушкой. И, хотя ПТСР чаще связывают с терактами и ДТП, тяжелый развод тоже может привести к тому, что ты будешь чувствовать себя как боец под артобстрелом.

Общий наркоз

Поначалу ты ничего особенного не заметишь. Ну, развелась, подумаешь. Ты перевезешь коробки на новую квартиру, купишь путевку на Мадагаскар на майские и даже сама удивишься, как ты спокойно все восприняла, даже если развод сопровождался крушением основ и выеданием печени друг другу. Многие люди, пережившие ПТСР, упоминают ощущение собственной бесчувственности – все происходит будто под наркозом, без малейшего эмоционального отклика.

В этом и состоит коварство посттравматического стрессового расстройства – оно не рушится тебе на голову сразу же после травмирующего события, а таится за углом, чтобы напрыгнуть именно тогда, когда ты дашь себе шоколадную медальку за стойкость духа и самодостаточность.

Синдром из-за угла

Пока голова занята бытом, «афганский синдром» сидит тихо, но он проявится, как только все будет улажено и жизнь вернется на рельсы. Вот тогда-то ты и осознаешь, что произошло. В памяти начнут всплывать все эпизоды, которые ты бы хотела забыть – измены, насилие, скандалы и угрозы, которые сопровождали крушение семейной лодки.

И это не просто воспоминания – они отличаются удивительной навязчивостью, хуже продавца чудо-пылесосов. Они снятся тебе каждую ночь, причем эти сны яркие и убедительные. Воспоминания накатывают неожиданно – вместе со всеми эмоциями, которые ты испытывала в тот момент. Такие флешбэки могут сопровождаться потливостью и тахикардией, скачками давления и потребностью немедленно умчаться в туалет «по-маленькому» – так вегетативная нервная система реагирует на опасность, которую считает реальной. Иногда тебе даже кажется, что ты слышишь шум давних скандалов.

Постепенно воспоминания приобретают характер одержимости. Тебе нужно говорить, о том, что произошло – не просто пару раз рассказать подруге о том, какой он скот, и как он отжал у тебя через суд швабру и детскую кроватку, а снова и снова вслух прогонять эти события. Окружающие напрягаются – ты приплетаешь свою историю куда ни попадя, как Уолтер Собчак из «Большого Лебовски» поминал вьетнамскую войну, даже обсуждая игру в боулинг. Ты отлично понимаешь, что ведешь себя, как заевшая пластинка и люди от тебя шарахаются, но уже не можешь контролировать поток словоизлияния.

Забыть все

Люди с ПТСР всеми силами стараются избавиться от воспоминаний, перевернувших их жизнь. Тебе захочется не только выбросить все вещи, напоминающие тебе об аде развода и бывшем – ты удалишь из соцсетей всех его друзей и тех, кто мог бы лайкнуть его статус. Ты будешь панически избегать не только тех мест, где вы бывали вместе, но и тех, где есть шанс наткнуться на него или даже его знакомых.

И попытки забыть все оказываются довольно успешными. Одна из характерных черт «афганского синдрома» – деформация воспоминаний. Рано или поздно ты обнаружишь, что действительно не можешь вспомнить какие-то моменты вашей жизни накануне развода. Ты знаешь, что именно происходило, но никакой картинки в голове уже не возникает. Память может даже аккуратно вымарывать бывшего мужа из воспоминаний – например, ты будешь помнить во всех деталях свой день рождения, на котором он присутствовал, но у тебя будет складываться впечатление, что на самом деле его там не было – в голове не сохраниться ни единого кадра с его лицом.

Читайте: Дерзкие девочки достаются умным мальчикам. Но это уже их проблемы

Когда бить тревогу

Бессонница, неконтролируемые приступы гнева или тоски, неспособность распланировать даже ближайшее будущее, проблемы с социализацией, когда перспектива встретиться с друзьями кажется такой же отвратительной, как идея остаться дома, ухудшение памяти и концентрации – все эти признаки характерны не только для ПТСР, но и для любого сильного стресса. И они не улучшают ситуацию. Без лечения «афганский синдром» может мучить тебя очень долго – месяцами, если не годами. За это время запросто можно потерять друзей, работу и веру в то, что ты достойный человек.

Психиатры говорят, что месяц всей этой симптоматики – уже достаточный повод, чтобы бежать к врачу в кедах на босу ногу. Если нервная система не разгребла этот завал за 4 недели, то шансы, что ты сможешь вернуть себе себя без помощи психотерапии и успокоительных, невелики.

 

©

To Top